Вечер портрета Виктора Гюго «Жизнь - это трагедия живая»

5 грудня 2011 - Администратор
1 чтец.
Жизнь — это зрелище, трагедия живая,
 И в ней я начал жить, сначала изучая
 Птиц,воды, лилии, полуночный покой,
 А там и азбуку другую: род людской.
 И зло увидел я в триумфе горделивом...
 Учитель. Жизнь — это зрелище, трагедия жи­вая... Так считал великий романтик Франции Вик­тор Гюго.
Творческий путь Виктора Гюго был полон три­умфальных успехов, литературных побед и миро­вой славы: в 15 лет он получил известность как та­лантливый поэт, в 25 лет стал лидером целого тече­ния — романтизма, на пятидесятом году бросил вызов самому президенту Франции и к старости превратился в кумира для миллионов читателей. Откуда же у писателя, окруженного любовью и по­четом, появился особый дар — видеть мир сквозь трагическую грань, болеть душой за невинно оби­женных и оскорбленных?
Сострадание испытывает прежде всего тот, кто сам много выстрадал.
Многое пришлось пережить писателю на своем веку. Даже его детство несло в себе трагизм, разди­равшее сердце ребенка ощущение невозможности счастья. Когда Виктору было 3 года, его мать Со­фи Гюго оставила мужа, отважного офицера напо­леоновской армии Леопольда Гюго.
Братья Абель, Эжен и Виктор души не чаяли в матери. И при этом постоянно тосковали по отцу.
Невзгоды заставили Виктора рано почувство­вать, что детство ушло.
В 15 лет он принял участие в поэтическом кон­курсе, объявленном Французской академией, и... получил награду! Газеты заговорили о нем как о «чудо-ребенке».
Прилежный Виктор целыми днями писал стихи. Постоянный поэтический труд скоро стал прино­сить результаты: на конкурсе, объявленном Лите­ратурной академией Тулузы в 1819 г., он одержал победу и завоевал высший приз — Золотую лилию!
Как раз в это время к пылкому юноше пришла и первая любовь. Он вступал в тот возраст, когда счастья буквально жаждут. Жизнь показалась ув­лекательной непрочитанной книгой, которая ма­нила перевернуть страницу...
1 ведущий.
 Апрель 1820 года. Теплым вечером из дома № 18 по улице Пти-Огюстен вышла в сопровождении двух стройных сыновей невысокая дама в на­рядном платье — семейство Гюго, отправилось в гости к друзьям.Фуше. Их уже ждали. Софи по обыкновению усадили в удобное кресло. Рядом в кресло опустился хозяин. Его жена и дочь Адель занялись рукоделием, а мальчики — Эжен и Вик­тор — углубились в чтение.
2 ведущий.
В комнате воцарилось молчание. В уютной се­мейной тиши каждый думал о своем. Мысли ма­дам Фуше обратились к дочери-красавице Адель. Мадам Фуше с гордостью подумала, что ее стро­гое воспитание дало свои плоды: девочка росла скромной и набожной.
Софи также думала о детях. Первые литератур­ные опыты Виктора убедили ее в том, что мальчи­ка ждет слава великого писателя — слава, которая вознаградит ее за все страдания.
Мадам Гюго глубоко вздохнула; все хорошо и у старшего, Абеля, он давно встал на ноги и живет самостоятельно. Но материнское сердце тут же тревожно дрогнуло: а что будет с Эженом? Он то­же талантлив, но зато какой-то мрачный, нелюди­мый, злой.
3 ведущий.
Как бы почувствовав, что кто-то думает о нем, Эжен оторвался от книги и обвел всех долгим, от­сутствующим взглядом, в котором уже прогляды­вало безумие. Душу юноши давно подтачивали де­моны зависти и плохо скрываемой ненависти к младшему брату — ведь тот во всем его опережал: в литературе, в любви...
Дело в том, что оба юноши были безумно влюблены в одну девушку — очаровательную Адель. А она, если и поднимала глаза от рукоде­лья, то смотрела только на младшего Виктора, возбуждая в душе старшего шквал ревности.
4 ведущий.
Действительно, облик мрачного, насупившего­ся Эжена, не вызывал у Адели особой симпатии. Иное дело — Виктор! Высокий лоб, открытое ли­цо, прямой, искренний, полный, чувства собствен­ного достоинства взгляд прозрачно-карих глаз, пу­шистые светлые кудри до плеч, нежно-матовая ко­жа — все его черты казались ей родными и пре­красными.
5 ведущий.
Виктор, как и Эжен, держал в руках раскрытую книгу, но — какое уж тут чтение — украдкой лю­бовался Аделью.
Вот уже год, как они вели тайную переписку.Их нежную, невинную любовь приходилось скры­вать ото всех, прежде всего — от родителей. Рас­считывать на их поддержку было неразумно, ибо взрослые в те времена не слишком-то внимали сер­дечным склонностям своих детей.
Долгий бой часов вывел всех из раздумий, воз­вестив, что пора расставаться. Софи и сыновья поднялись и откланялись. Никто еще не мог пред­полагать, что это был последний их совместный вечер.
1 ведущий.
На следующий день, 26-го апреля 1820 г.. на го­ловы влюбленных грянул гром. Мадам Фуше на­шла и прочитала любовное послание Виктора к ее дочери.
— Что это такое! Скажи мне. Я требую! — кри­чала она.
Испуганная девочка призналась, что они любят друг друга и решили пожениться. Это открытие ошеломило родителей Адель и мать Виктора.
2 ведущий.
Им запретили видеться. Чувства Виктора вос­ставали, жить без Адель он уже не мог. Ему хоте­лось умереть.
Виктор пытается забыться, найти утешение в труде. Он, как одержимый, бросился в литератур­ное творчество. Вместе с братьями Виктор создает журнал «Ли­тературный консерватор». За год он сочинил и опубликовал 22 поэмы, 112 статей. Вскоре о нем заговорили как о талантливейшем писателе.
3 ведущий.
А Виктор страдал, мучился, умирал от любви. В марте 1821 г. влюбленные возобновили тайную пере­писку. Адель и Виктор по-прежнему клялись в любви, но в их письмах все чаще слышались нотки отчаяния, безысходности.
4 ведущий.
Вскоре воспалением легких заболела мать. Вик­тор целыми днями ухаживал за матерью. Наконец, 27 июня кризис как будто миновал, и Софи спо­койно задремала. Виктор и Эжен сидели у ее посте­ли, обрадованные её безмятежным сном.
— Посмотри, — сказал Эжен, — какая мама красивая. На ее лице никаких следов страдания.
— Конечно, — согласился Виктор, — она начи­нает выздоравливать.
Он наклонился к ней и поцеловал в лоб. Губы его ощутили ледяной холод. — Софи Гюго была мертва.
5 ведущий.
Можно ли передать горе сыновей, ужас, отчая­ние, оцепенение Виктора? Виктор почувствовал полное одиночество, ему не с кем было поделиться скорбью.Как одержимый он метался по вечернему Пари­жу, но ноги сами вели его на улицу, где жила Адель. А вот и ее дом. Окна были ярко освещены, из них доносилась музыка. Внезапно он увидел Адель в белом платье — ничего не зная, она танце­вала и смеялась! Этот ужасный удар, это ощуще­ние горечи безутешного скитальца, заглядываю­щего в окна, где бушует праздник, он не мог за­быть никогда!
... Вскоре родители Адель дали согласие на брак дочери. Виктор был несказанно счастлив.
Чтец.
Как вечер тих и дали чисты!
Сегодня дождь шумел с утра;
Пойдем скорей на влажный, мшистый
Простор зеленого ковра!
Вон птица влажными крылами
Трепещет, прячась под ветвями,
Забыв о высях голубых,
И голос пробует несмело,
Дивясь, как ярко заблестела
Гнездо в алмазах дождевых...
Пойдем бродить по влажным травам,
Одни мы в этот час с тобой.
Дай руку. Клипам величавым
Мы проберемся стороной.
Еще закат багряный длится,
И, прежде чем с холма спуститься,
Постой и оглянись назад,
Где стены, кровли городские —
В лучах заката золотые —
На небе меркнущем горят...
1 ведущий.
В величественном соборе Сен-Сюльпис 12 октя­бря 1822 года аббат-герцог де Роган обвенчал Адель и Виктора Гюго.После свадебного обеда начались танцы. В хао­се радостных впечатлений не заметили отсутствия Эжена. Утром Виктору сообщили, что с Эженом слу­чился припадок буйного помешательства.
2 ведущий.
Когда врачи убедились, что безумие его неизле­чимо, Виктор обо всем написал отцу.Леопольд Гюго спешно приехал в Париж. Вид сумасшедшего сына произвел на него ошеломляю­щее впечатление. Пришлось поместить Эжена в психиатрическую лечебницу, которую тот смог по­кинуть лишь после смерти.
 3 ведущий.
За последние 2 года на Виктора обрушилось ог­ромное множество сильных потрясений: он поте­рял мать, он обрел возлюбленную жену, распрощался с братом и нашел отца.Любого другого это могло бы выбить из колеи и заставить бросить перо. Но только не Виктора Гюго. Он продолжал свою спасительную работу— без устали творил оды, писал стихи, выпускал книги.
4 ведущий.
В 1823 году вышел его роман «Ган Исландец». С первых страниц читателя охватывала атмосфера таинственности и необычности. Книга никого не оставила равнодушным: одни решительно отвергали ее; другие горячо защища­ли.
5 ведущий.
Столь возбужденная реакция на «Гана Исланд­ца» была неслучайна и отражала нарастающую борьбу во французской литературе. На смену клас­сицизму шло новое направление — романтизм.
Учитель.
Возникновение романтизма не было капризом истории и имело под собой конкретные политиче­ские корни. Об этом нам расскажет наш историк.
Историк.
Очищающим шквалом пронеслась по стране Великая французская революция 1789-1794 гг., свергнувшая монархию, провозгласившая респуб­лику. Преждевременная гибель революции откры­ла дорогу гениальному честолюбцу Наполеону, который, не довольствуясь положением абсолют­ного властелина Франции, принялся перекраивать с помощью солдат всю Европу.
Но когда удача отвернулась от «нетерпеливого героя», он рухнул, увлекая в бездну страну. На французском троне воцарился Людовик XVIII.
Благодаря революции и наполеоновской эпо­пее мировоззренческие горизонты французов нео­бычайно расширились, а эпигоны классицизма по-прежнему предлагали своим соотечественникам напыщенную, полную условностей, далекую от ре­альной жизни литературу.
Зрела потребность в новом искусстве.
Литературовед.
Теоретическое обоснование нового романтиче­ского направления сделал Виктор Гюго в предисловии к своей драме «Кромвель» (1827). В 25 лет он стал главой большой литератур­ной школы — романтизма. Но старое направление— классицизм — не сдавалось без боя. И весь свой гений, все свои силы, работоспособность направляет Виктор Гюго на утверждение нового искусства. В 1829 г. он пишет драму в стихах «Эрнани», ко­торая должна была нанести удар по классицистам. А премьера этой драмы превратилась в решитель­ную битву между классицизмом и романтизмом.
Успех драны был огромен, и в историю Франции постановка «Эрнани» вошла как триумф романти­ческой школы, утвердившей новое искусство. Бой за «Эрнани» стал главной прелюдией к «трем славным дням» июльской революции 1830 года, свидетелем которой стал Виктор Гюго.
 
 
 

 

Историк.
 

25-го июля 1830 г. Карл X подписал ордонансы, в которых упразднил свободу печати, резко ужес­точил избирательный закон и распустил палату де­путатов.
На следующий день началась революция. На­род Парижа начал строить баррикады.
Учитель.
29-го июля Виктор Гюго отправился разузнать, что же происходит в городе. Все вокруг было за­пружено войсками и пушками. Внимание молодо­го поэта привлек мальчуган лет 14, привязанный к дереву. Зачем это? Один из солдат объяснил; — Чтоб не сбежал от расстрела. К счастью, Виктор узнал в командире отряда своего знакомого гене­рала и бросился к нему, умоляя спасти ребенка. Ге­нерал не мог отказать писателю, и мальчишку от­пустили на глазах у счастливого Виктора.
Пройдут годы, и, создавая цикл стихотворений о героях Парижской Коммуны, Виктор Гюго вспомнит этот случай и художественно изобразит в стихотворении «За баррикадами».
Чтец .
За баррикадами, на улице пустой,
Омытой кровью жертв, и грешной, и святой,
 Был схвачен мальчуган одиннадцатилетний!
 «Ты тоже коммунар?» —Да, сударь, не последний!»
 «Что ж! — капитан решил. — Конец для всех расстрел.
 Жди, очередь дойдет!» И мальчуган смотрел
 На вспышки выстрелов, на смерть бойцови братьев.
Внезапно он сказал, отваги не утратив:
 «Позвольте матери часы мне отнести!»
 «Сбежишь?— «Нет, возвращусь», — «Ага, какни верти,
 Ты струсил, сорванец! Где дом твой?» —«У фонтана».
И возвратиться он поклялся капитану.
 «Ну живо, черт с тобой? Уловка не тонка!»
Расхохотался взвод над бегством паренька,
 С хрипеньем гибнущих смешался смех победный.
 Но смех умолк, когда внезапно, мальчик бледный
 Предстал им, гордости суровой не тая,
 Сам подошел к стене и крикнул: «Вот и я!»
Литературовед.
Постепенно шквал революции утих — и Виктор Гюго снова взялся за работу. Он создает роман
«Собор Парижской Богоматери».
К 1 февраля 1831 года, когда необходимо было представить издателю Гослену книгу, оставалось 5 месяцев. Виктор купил бутылку чернил и вязанку из серой шерсти, окутавшую его от шеи до ног, — дети быстро окрестили ее «медвежьей шкурой па­пы». Затем запер одежду в шкаф и спрятал ключ, лишив себя возможности выйти в свет, в ресторан, в гости. После этого приступил к труду.
— Он вошел в свой роман, как в тюрьму, — ска­зала о нем спустя много лет его жена.
Роман появился на книжных прилавках в марте 1831 г. и имел огромный успех.
Учитель.
В жизни Гюго развивался в это время роман драматический и горький.
С болью и отчаянием почувствовал Виктор, что Адель его больше не любит. И тем больнее ему бы­ло осознавать, что любовь Адель теперь принадле­жит его лучшему другу — Сент-Беву.
Все внешне оставалось по-прежнему. Сент-Бев был слишком беден, чтобы содержать женщину с четырьмя детьми. Да и Виктор не хотел расста­ваться с дорогими для него людьми.Но каково ему, верящему в то, что у него есть семейный очаг, где хозяйничает любимая жена, вместо этого обнаружить пепелище и разочаро­ванную душу."
Но поэт пережил и это. Он излил свою боль в стихах. В ноябре 1831 г. вышел сборник «Осенние листья».
 Чтец.
Порой, когда все спит, я в тихом созерцанье
Под синим куполом, струящим звезд мерцанье,
Сижу и слушаю неясный шум ночной...
Часы летят, меня крылами задевая,
А я, забыв о них, смотрю, как цепь живая,
Созвездий и планет кружится надо мной;
За пляской дальних солнц слежу, слежу глазами
И верю: для меня горит лучей их пламя,
Их тайный смысл понять мне одному дано.
О, пусть я только тень в унылой жизни бренной.
Но в этот дивный миг я — властелин вселенной,
И в небе для меня сиянье зажжено!
1 ведущий.
2 февраля 1833 года состоялась премьера пьесы Виктора Гюго «Лукреция Борджиа». Сам автор был спокоен. Актеры из театра Порт-Сен-Мартен играли превосходно...
Пьеса завершилась, занавес закрылся, и публика сорвалась с мест. Люди апло­дировали, кричали, скандировали имя автора, за­брасывали сцену цветами.
2 ведущий.
Поздно ночью, когда измученный бурными проявлениями восторга, уставший от шума ова­ций Виктор, наконец, остался один, он испытал какое-то смутное, неведомое чувство.
Воображение Виктора неотвязно возвращалось к третьему действию, когда на сцену вышла боже­ственная княгиня Негрони, которую играла актри­са Жюльетта Друэ. Публика пожирала глазами эту удивительную красавицу, не мог отвести от нее вз­гляда и Виктор Гюго.
Так началась любовь, которая длилась полвека — пятьдесят лет преданности, самоотречения, вер­ности — и угасла лишь со смертью этой замеча­тельной женщины. Ради того, чтобы быть рядом с Виктором, когда он позовет, Жюльетта Друэ отка­залась от всего: от театральной карьеры, от воль­ной жизни в кругу друзей, от счастья иметь семью и детей.
Литературовед.
В октябре 1835 года появился на прилавках сборник стихотворений «Песни сумерек». В центре сборника — внимание к Жюльетте: именно ее об­раз угадывается в 13 стихотворениях. Она виде­лась поэту подругою, которая разделила с ним тайные мечты, и смех, и слезы, и неувядающую лю­бовь.
 Чтец
О, если я к устам поднес твой полный кубок,
И побледневшим лбом приник к твоим рукам,
И часто из твоих полураскрытых губок
Твое дыханье пил, душистый фимиам;
И было мне дано делить с тобою грезы,
Все тайные мечты и помыслы делить,
И твой услышать смех, твои увидеть слезы,
Со взором взор сливать, уста с устами слить;
И если надо мной звезда твоя сияла
Так ласково и все ж — так грустно далека!
И роза белая нечаянно упала
На мой тернистый путь из твоего венка.
 
 
 3 ведущий.
Поэт приближался к своему сорокалетию. Годы изменили его облик: юношеская стройность сме­нилась полнотой, возле рта залегли горькие склад­ки, некогда пушистые кудри свисали плоскими прядями, а взгляд, прежде — открытый и веселый, приобрел печальное, даже скорбное выражение.
4 ведущий.
7 января 1841 года сбылась мечта Виктора Гю­го. Он был избран в Академию наук. Новое звание повлекло за собой массу формальных обязаннос­тей.
5 ведущий.
В литературной и политической горячке писатель не заметил, как подросли дети. Любимица-дочь Дидина, умная и сдержанная девушка, за последние годы расцвела, как дивный цветок. Она была помолвлена с серьезным молодым челове­ком, сыном судовладельца из Гавра.Виктор Гюго благословил их союз, и 15 февра­ля 1843 года состоялось бракосочетание.
Вскоре молодые уехали в Гавр. А Виктор остал­ся в Париже со своими волнениями и ожиданиями чего-то ужасного.
1 ведущий.
В конце лета Виктор и Жюльетта отправились путешествовать. Конечным пунктом путешествия был Гавр, где Виктор мечтал обнять дочь Дидину. В Рошфоре пришлось долго ждать дилижанса. Виктор и Жюльетта зашли в кафе. Официант при­нес напитки, а Виктор взял с соседнего стола кипу свежих газет, и они углубились в чтение.
Не успела Жюльетта просмотреть заголовки, как услышала сдавленный голос Виктора:
– Какой ужас! Господи! Чем я перед тобой провинился?
Отчаяние мгновенно преобразило его облик: губы побелели, взгляд остановился, лицо было мо­кро от слез. Он держался рукой за сердце, словно опасаясь, что оно вырвется из груди.
2 ведущий.
Потрясенная Жюльетта взяла газету и прочита­ла страшное сообщение о том, что 4 сентября во время прогулки на яхте по Сене трагически погиб­ли дочь Виктора Гюго и ее муж.
Виктор Гюго постарел на 10 лет. Вернувшись в Париж, он ничем не мог развеять горе. Никогда лирика Гюго не звучала столь трагически — про­сто, по-человечески трогательно и светло, как в стихах, посвященных памяти Дидины, этой удиви­тельной маленькой женщины-дочки, которую судьба избрала для того, чтобы нанести писателю самый страшный, болезненный удар.
 Чтец.
Совсем безумен был я в первые три дня;
 Я день и ночь рыдал, мрак поглотил меня!..
. Отцы и матери, чьи дети спят в могиле,
 Вы, кто подобное несчастье пережили,
 Такой же ли пришлось вам ужас пережить?
 Хотел я голову о камень размозжить..
. Казалось мне, что сон меня кошмарный душит.
 Что не могла она уйти от нас от всех,
 Что за стеной звучит ее веселый смех,
 Что невозможно ей стать вещью неживою,
 Что вот она войдет, заговорит со мною...
Историк.
1848 год. Над Парижем занималась Февраль­ская революция. Последнее десятилетие царство­вания Луи-Филиппа установило во Франции тира­ническую систему.
Вечером 23 февраля 1848 г. произошла трагедия— правительственные войска расстреляли толпу безоружных манифестантов. Погибло 150 человек. 24 февраля Париж восстал. . . К управлению страной пришло Временное пра­вительство, которое провозгласило Францию рес­публикой.
Учитель.
Гюго решил, что не вправе оставаться в сторо­не от участия в решении судеб республики и вы­двинул свою кандидатуру в Палату депутатов.Парижане подали за писателя почти 87 тысяч голосов. Гюго стал депутатом в один день с Луи-Наполеоном Бонапартом, племянником великого императора. Свои республиканские убеждения Виктор Гюго стал открыто прокламировать с три­буны Палаты депутатов.
Пылкий поборник гуманизма, Виктор Гюго по­дымал свой измученный голос в защиту револю­ции и, прежде всего, против политики президента Луи-Наполеона, который любой ценой добивался звания императора. Луи-Наполеон был возмущен честностью и му­жеством писателя, мешавшего ему проводить в жизнь свою реакционную политику.
А в декабре 1851 года Луи-Наполеоном был со­вершен государственный переворот, и миру пред­стал император Наполеон III. Национальное собрание было разогнано, вож­ди парламентских партий были арестованы. За го­лову Виктора Гюго было обещано крупное возна­граждение.
11 декабря 1851 г. Гюго покидает Францию. Он уезжает сначала в Бельгию, потом в Англию и по­селяется на английском острове Гернси.
Начинаются долгие годы изгнания.
1 ведущий.
Париж бурлил. А Гюго на далеком Гернси раз­меренно и спокойно совершал свою ежедневную прогулку. Он неизменно проходил мимо большого трехэтажного дома и всегда удивлялся, почему он пустует. Мало-помалу им овладела мысль купить это просторное жилице. Вскоре Гюго стал вла­дельцем этого дома.
2 ведущий.
Виктору нравился его новый дом. В мансарде на четвертом этаже выстроили сплошь застекленную вышку с балконом, откуда открывался вид на море. Эту светлую, с прозрач­ными стенами и потолком комнату писатель облю­бовал для себя. Проснувшись на рассвете, он выхо­дил на балкон и напряженно глядел в сторону ро­дины. С седой щетиной и глубокими морщинами, могучий и сильный, он напоминал старый кряжис­тый дуб. В это время отворялось окно в одном из соседних домов. Виктор поворачивался направо и искал что-то глазами.Из окна виллы выглядывала седовласая женщина, которая изо всех сил махала рукой и слала ему воздушные поцелуи. Конечно, это была Жюльетта Друэ. Виктор жестом отвечал на приветст­вие, окно закрывалось и писатель уходил в дом.
3 ведущий.
Начинались долгие часы работы. Стоя за секре­тером (он всегда писал стоя) в полной света «оран­жерее», он исписывал птичьим пером многие стра­ницы, одну за другой, небрежно бросая их за спину. Отрадно было к полудню подбирать литературный урожай. Каждый день он создавал не менее ста сти­хотворных строк или двадцати страниц в прозе.
4 ведущий.
А Франция торжествовала победу в Итальян­ской войне. Почувствовав силу, Наполеон III стал снисходительнее: он объявил амнистию. Большин­ство изгнанников, измученных жизнью на чужби­не, ее приняли и поспешили на родину. Виктор Гю­го от нее отказался. Он заявил:— Верный обязательству, принятому мною пе­ред своей совестью, я разделю до конца изгнание, в котором пребывает свобода. Когда вернется сво­бода, вернусь и я.
Непреклонность Гюго вызвала восхищение у французов. Особенно обожала неистового свободоборца молодежь: отныне к его имени прибавля­ли слово «отец» — отец Гюго. Седой пророк, гро­мовым голосом внушавший всей Франции уваже­ние к свободе и любовь к высоким идеям, достиг полного величия. В глазах народа оно было теперь неоспоримым.
5 ведущий.
Виктор был полон сил и замыслов. 25 апреля 1860 года он извлек из чемодана огромную руко­пись «Отверженных».Наконец, он снова вернулся к эпопее о нищете. А Жюльетта Друэ с удовольствием взялась за пере­писку.
В непрестанной работе проходили дни, месяцы. Наконец, 30 июня 1861 года Виктор Гюго поставил последнюю точку. С чувством выполненного перед человечеством долга, он признался сыну Франсуа-Виктору:— Теперь я могу умереть.
Первая часть романа появилась в продаже 3 ап­реля — последняя — 30 июня 1862 года. Тотчас же Париж охватило неистовое волнение, горячка, почти безумие — все запоев читали Гюго. «Отвер­женные» одержали в сердцах читателей полный триумф.
1 ведущий.
Между тем виновник всеобщих волнений, по­коривший умы, оставался на далеком Гернси. Продолжалось его испытание изгнанием, оно несло с собой новые беды. Отшельническая жизнь вдали от родины привела к тому, что семья распа­лась.
Адель теперь ежегодно под разными предлога­ми на несколько месяцев уезжала в Париж. Поки­дая остров, она старалась захватить с собой кого-нибудь из детей, истомившихся в ссылке. Во время такой поездки насовсем остался в Париже сын Шарль.
Однако особые беспокойства в семье внушало состояние дочери Деде. У нее появились навязчи­вые идеи, но чаще всего она пребывала в мрачной отрешенности. Вскоре для безутешных Виктора и Адели стало совершенно очевидно: их дочь сошла с ума. Для любящего отца его вторая дочка словно умерла, как и первая.
2 ведущий.
Гюго заговорил о старости, о неизбежном кон­це. Но юный духом седовласый писатель спешил воплотить в жизнь то множество замыслов, кото­рые рождались в его неиссякаемом сознании.
В 1865 году вышел сборник стихотворений «Песни улиц и лесов». Он произвел на публику ошеломляющее впечатление. Поэзия «Песен...» поднялась до уровня шедевров любовной лирики.
 Чтец.
Любовь смятенье,
 Но страсти дрожь
 В одно мгновенье
 Передаешь.
 Пока, вздыхая,
 Гляжу с мольбой,
 Ты, дорогая,
 Шути и пой.
 Не верь признаньям,
 Пока, любя,
 Я с упованьем
 Молю тебя,
 Пока, рыдая,
 Кляну недуг..
 Страшись, когда я
 Дрожу, мой друг.
3 ведущий.
Уже через год после выхода сборника «Песни улиц и лесов», в 1866 г., на книжных прилавках Па­рижа появился новый роман Виктора Гюго «Тру­женики моря». Это большое и увлекательное про­изведение было посвящено мужественным людям, которые, чтобы жить, вели непрерывную борьбу с морем.Парижане взахлеб зачитывались романом, го­ворили о нем, восхищались.
А удары судьбы продолжали сыпаться на седую голову писателя.
4 ведущий.
В начале 1867 года на Гернси вернулась Адель. Она был серьезно больна и чувствовала прибли­жение смерти. — Конец, о котором я мечтаю, это — умереть у тебя на руках, — призналась она Виктору.
26 августа 1868 г. скорбный Виктор Гюго за­крыл глаза своей жене.
— Будь благословенна! — прошептал он.
Когда ее положили в гроб, он забросал ее цве­тами, оставив открытым лишь лицо. Да так и ос­тался стоять перед ней на коленях с залитым слеза­ми лицом.
Как бы то ни было, именно она в самые слож­ные переломные для поэта годы была источником вдохновения и душевного спокойствия. Несмотря на ее ошибки и прегрешения, пылкий, увлекаю­щийся Виктор именно ее считал единственной сво­ей, вечной женой.
Виктор Гюго облачился в траур и проводил гроб до французской границы. А дальше — она уже без него продолжила свое последнее путешествие.
Адель похоронили подле дочери Леопольдины. На могильной плите выгравировали: «Адель, жена Виктора Гюго». А у него осталась ее фотография на смертном одре. На ней он написал: «Дорогая покойная, которую я простил».
Печальным было возвращение на Гернси. Но снова тяжелой, усталой поступью он поднялся в свою «голубятню» и взялся за перо. Виктор Гюго создавал новый роман — «Человек, который сме­ется».
5 ведущий.
4 сентября 1870 г. после короткой и позорной для Франции войны с Пруссией император Напо­леон III был низложен, а Франция была провозгла­шена республикой.
5 сентября Виктор Гюго был на вокзале. Блед­ный от волнения, в мягкой фетровой шляпе на се­дых волосах, он склонился у окошка вокзальной кассы. Боже мой, как долго он мечтал об этом мгновении - взять билет до Парижа!
Он обернулся к сопровождавшему его молодо­му литератору и пересохшими губами вымолвил:
—       Девятнадцать лет я ждал этой минуты!
 Поезд тронулся и, набирая скорость, помчался в сторону Франции.
1 ведущий.
С нарастающим душевным волнением смотрел писатель на родной город, который не видел поч­ти 20 лет. Ровно в 9 часов 35 минут поезд остановился на северном вокзале. Вместе со своими друзьями и до­мочадцами вышел на перрон Виктор Гюго.
— Да здравствует Виктор Гюго!
Радостная, шумная толпа заполнила перрон и подъездные пути. Парижане пришли приветствовать возвращение изгнанника-победителя, имя которого для них долгие годы символизировало свободу.
Историк.
Виктор Гюго вернулся на родину в тревожные и страшные для нее дни. Германские войска при­ближались к Парижу. И вот 18 сентября пруссаки полностью окружили город. Правительство наци­ональной обороны саботировало дело защиты Па­рижа и видело свою цель не в спасении Франции от врага, а в усмирении революционных порывов вооруженного народа.
Возмущенный народ восстал. Так родилась Па­рижская коммуна, которую поддержал Виктор Гюго.
2 ведущий.
После падения Коммуны поэта непрерывно преследовали ненависть и оскорбления тех, кто расстреливал коммунаров. Много оскорблений выпало на долю Виктора Гюго в ужасном 1872 г
Ему хотелось забыть все и бежать из города, пропитанного ненавистью.
В августе 1872 г. он возвращается в Гернси. В своей стеклянной башне, овеваемой всеми ветра­ми, он вновь приступил к работе — к созданию ро­мана о Великой Французской революции. Он на­зывался «93 год».
3 ведущий.
На Виктора Гюго обрушивались все новые и новые удары судьбы. Еще в 1871 г. безутешный отец похоронил младшего сына Шарля. Через 2 года Гюго спешил в Париж на похороны старше­го, Франсуа-Виктора.
И снова погребальная церемония, к которой никогда нельзя привыкнуть. И снова — шествие за гробом, и скорбная фигура старика с белоснежной головой, на которую судьба не уставала обруши­вать удары.
4 ведущий.
Лишь спасительный труд смягчал горе. В доме Гюго по-прежнему собирались литераторы и по­литические деятели. Своей неустанной проповедью милосердия к коммунарам писателю удалось склонить на свою сторону общественное мнение.
А в январе 1876 г. Виктор Гюго был избран се­натором.
В победе левых сил и спасении республики бес­спорную роль сыграл Виктор Гюго. Это признали и друзья, и враги. Это оценил французский народ.
Литературовед.
Поэт не переставал удивлять своей неисчерпае­мостью. В год решительных политических битв он выпустил трогательный поэтический сборник «Ис­кусство быть дедом». На глазах французов воинст­венный патриарх республики превратился в крот­кого старика с сердцем, полным нежной любви к внукам. Серьезный маленький Жорж и хорошень­кая шалунья Жанна остались единственной радос­тью в его жизни. Радостные впечатления и милые чувства, вызываемые внуками, гениальный поэти­ческий дар претворил в стихи — так возник сбор­ник «Искусство быть дедом». Книга имела боль­шой успех. Франция открыла для себя Жоржа и Жанну — внуки Гюго вошли в легенду.
 Чтец.
Жанне
Мне грустно; рок суров; на свете все так зыбко;
Укрыто вечной мглой немало милых лиц...
Но ты еще дитя. Светла твоя улыбка,
Ты видишь лишь цветы и слышишь только птиц.
Не зная злой судьбы, смеясь, лепечешь что-то;
В неведенье святом душа твоя чиста.
Тебя не трогают ни ярость Дон-Кихота,
Ни муки крестные распятого Христа...
И твой беспечный смех еще по-детски звонок,—
А все же страшен мир, и слез немало в нем.
Я все тебе скажу! Ведь ты еще ребенок;
Лишь нежность в голосе услышишь ты моем.
5 ведущий.
В 1881 г. Виктору Гюго пошел 80-й год. При­ближение дня рождения приобрело масштабы на­ционального праздника.
Серым пасмурным утром 27 февраля 1882 г. авеню Эйлав превратилась в цветущий сад. Толпы народа заполнили улицу: 600 тысяч человек, сме­няя друг друга, прошли под окнами его дома. Вол­ны людского моря катились с непрерывным кри­ком:
— Да здравствует Виктор Гюго!
А он в окружении Жоржа и Жанны стоял в этот холодный день у открытого окна и с признатель­ностью смотрел на людей. В глубине комнаты за спиной поэта от души радовалась старая верная Жюльетта Друэ.
1 ведущий.
В июне 1882 г. авеню Эйлав переименовали в авеню Виктора Гюго. Отныне друзья писали на конвертах: «Виктору Гюго, проживающему на сво­ей улице». А письма к нему шли со всего мира.
В доме поэта на авеню Виктора Гюго каждое воскресенье проходили традиционные обеды. Как правило, во главе стола восседала признанная, на­конец, подруга жизни Жюльетта Друэ. Гости и друзья с грустью замечали, что бедная старая женщина сильно похудела за последнее вре­мя. Ее пожирала неизлечимая болезнь.
2 ведущий.
С декабря 1882 г. Жюльетта уже не вставала. 1 января 1883 г. она в последний раз поздравила своего любимого Виктора с новым годом: — Дорогой, обожаемый мой, не знаю, где я бу­ду в эту пору на следующий год, но я счастлива и горда тем, что могу подписать свидетельство о своей жизни двумя словами: «Люблю тебя».
В феврале исполнилось 50 лет со дня их перво­го знакомства — «золотая свадьба» неугасающей привязанности.
3 ведущий.
11-го мая 1883 г. Жюльетта Друэ скончалась. Этот чудовищный удар на сей раз сломал Виктора Гюго. Его прямая спина от горя впервые тяжело ссутулилась. Не хватило даже сил участвовать в похоронах. Красными от слез глазами седой ста­рик следил из окна, как уносили в гробу ту, чью беспримерную преданность и самоотверженность смогла уничтожить только смерть.
В обрушившемся на него лавиной абсолютном сиротстве он заперся в кабинете и написал свои по­следние стихи. С тех пор поэт больше ничего ни­когда не писал...
Учитель.
22-го мая 1885 года Виктор Гюго скончался.
В стране был объявлен национальный траур. Два миллиона человек пришли проститься с тем, кто еще при жизни шагнул в бессмертие. Кончина Гюго побудила Национальное собра­ние принять решение о возвращении Пантеону первоначальное назначение — усыпальницы праха великих французов, — и похоронить его именно там...
Много лет прошло с тех пор. Сейчас мы глубо­ко осознаем, что Гюго был не просто гениальным писателем. Уникальность этого человека в том, что его ус­тами говорила сама цивилизация, призывающая к состраданию, к отмене смертной казни, к отказу от войн, к свободному обществу, к предоставлению прав всем, кто так или иначе обижен или ущемлен.
 Чтец.
 Когда б мои стихи, как птицы,
 Могли бы крыльями взмахнуть,
 Они вспорхнули б со страницы
 И отыскали бы к вам путь.
 Когда б они крылаты были,
 Как феи, что хранят ваш дом,
 Они бы распростерли крылья
Над вашим мирным очагом.
 Они над вами бы парили,
 К вам возвращаясь вновь и вновь,
 Когда б они имели крылья,
 Имели крылья, как любовь.
 
 
 
 

 

Ирина Хроменко, Черкасская обл.

Рейтинг: +5 Голосов: 5 3522
А.Bogosvyatska # 7 грудня 2011 в 18:43 +3
"Он вошел в свой роман, как в тюрьму"...

Не представляю мировой литературы без Виктора Гюго, без его "Собора...", "Отверженных", "Человека, который смеётся", да и других произведений. Спасибо, Ирина, что в этом сценарии представили Гюго-поэта (об этом его таланте зачастую забывают).

Мощная судьба, мощный человек, мощный писатель!

Передплата на журнал "Зарубіжна література в школах України" - найкращий подарунок для вчителя! Індекс видання 90230