в школах України

Солнечная феерия Виктора Рогозинского

Теперь я абсолютно точно знаю, что сделаю, когда в следующий раз судьба забросит меня в Киев: рано утром, когда николаевский поезд привезет меня в еще спящую столицу, я пешком пойду с вокзала на улицу Рейтарскую… Остановлюсь у дома номер 25, посмотрю на него и представлю себе юных счастливых молодоженов — Михаила Булгакова и Татьяну Лаппу, которые провели в этом доме свой медовый месяц. Фантастическую историю мая 1913 года рассказал в своей “Киевской феерии” безвременно ушедший от нас филолог, главный редактор журнала и писатель Виктор Валентинович Рогозинский, родившийся в доме номер 9 по улице Рейтарской…

…Читая книгу, я не мог не почувствовать трепетную любовь автора к Киеву. Пожалуй, главным героем феерии является именно этот древний и вечно молодой город, в котором каждому находится место и который — при кажущейся открытости — далеко не каждому отрывает свои сокровенные тайны.
Рассказывая о Киеве, показывая его жителей, Виктор Рогозинский ненавязчиво и тактично поясняет читателям, почему Михаил Булгаков относился к жизни и к людям именно так, как он к ним относился: этот неповторимый город сформировал мировосприятие человека, ставшего впоследствии одним из крупнейших писателей ХХ века. Именно родной город навсегда остался для Булгакова тем местом на земле, без которого он не мыслил своей жизни. Наконец, именно о Киеве он так много писал — не потому, что это была пресловутая “тема”, а потому, что это были истоки судьбы…
Все эти моменты в книге Виктора Рогозинского “прорисованы” достаточно отчетливо, но у читателя остается возможность самому проникнуть в подтекст, по-своему прикоснуться к городу, без которого не было бы писателя Михаила Булгакова.
Несмотря на название, в феерии не так уж много места уделено будущему писателю и его супруге. Можно даже сказать, что они необходимы автору, поселившему их в сейчас уже старом, но на тот момент модерновом доме на Рейтарской, только для того, чтобы счастливые молодожены увидели странных обитателей этого дома. Увидели и запомнили на всю жизнь.
Фантазия писателя населяет дом на Рейтарской персонажами, которые весьма “узнаваемы” в творчестве Михаила Булгакова. Например, большим уважением в Киеве пользуется живущий в этом доме “профессор Переброженский, видный мужчина лет пятидесяти, с окладистой патриаршей бородой”, в ассистентах у которого состоит Андрей Карлович Бременталь… А проживающий в этом же доме господин Швондур считается доносчиком, который своевременно информирует полицию о том, что вышеупомянутый профессор проводит на дому “опыты над домашними животными”, вследствие чего посетивший Переброженского околоточный надзиратель просит ученого “предъявить” собаку. На что профессор говорит своему временному, замещающему Бременталя на период его болезни, ассистенту Михаилу Булгакову: “Михаил Афанасьевич, пора предъявить вещественное доказательство”. И тот выводит из-за ширмы маленького бродячего актера, который талантливо изображает человека, “получившегося” из собаки в результате операции!
В этом же подъезде, в квартире под самой крышей, поселился и прибывший на гастроли в Киев “иллюзионист, получивший соответствующее образование в Нюрнберге”… Занятный господин “похожий на римского консула”, как уверяет нас автор. И свита у него презанятнейшая: “мадемуазель с длинными, как у феи, ресницами”, которую зовут Феллой и которую во время “сеансов” фокусник распиливает пополам; “худой, с длинной шеей” господин по фамилии Телятьев, трусливо-развязный, сентиментальный и наглый; неприятный “господин с лицом спартанского кулачного бойца”, широко известный в узких кругах под фамилией Озверелло… Наконец, в свите иллюзиониста пребывает и “мужчина с черными кудрями, с внешностью испанца”, карлик по прозвищу “Маршал Мюрат”, вылеченный профессором Переброженским и талантливо изображавший собаку во время посещения околоточным надзирателем квартиры профессора. Такая вот компания! К концу феерии читатель узнает, что эти “артисты” — на самом деле и не артисты вовсе, а жулики высочайшего класса. Прощелыги, которым удалось провести и полицию, и считавших себя самыми умными киевских богачей-прохиндеев, и даже довольно умных людей…
Именно с фокусником и его свитой убегает из дому красавица и умница Маргарита Львовна Шипшинская, супруга достойнейшего полковника Шипшинского. Честнейший человек, образец офицера, для которого честь превыше всего! Беда его в том, что, как Маргарита Львовна с горечью подметила, “был ее муж на удивление правильным и точным, как швейцарские часы”… Вот и получилось, что после трех лет супружеской жизни красивый, умный и любящий муж ей “опостылел”. А покидает Маргарита Львовна опостылевший дом, спустившись ночью с третьего этажа с помощью хитрого циркового приспособления, причем удерживает равновесие она, держа в руках обычную метлу. Правда, на таких “ору-диях дворницкого труда” имеют свойство летать ведьмы…
Как водится, в феерии есть история любви. Точнее, несколько историй: молодожены, медовый месяц которых проходит в доме на Рейтарской, отношения Маргариты Львовны и племянника профессора Переброженского Петра Петровича Хмельникова… А рядом — похотливые устремления “хозяина жизни” Сергея Адамовича Шиптинского, предлагающего жене родного брата стать своей женой-любовницей. Высокое и низкое переплетены, но разве не так оно чаще всего и происходит в жизни?
Роман Петра Хмельникова об истории гибели “пророка из Назарета”, которым зачитываются молодожены, читается легко. В нем мы почти не видим самого Христа, но присутствие его во всем, что происходит в судьбе каждого из людей, не подлежит сомнению. И эти страницы феерии, на мой взгляд, — большая творческая удача Виктора Рогозинского.
Феерия пронизана солнцем и светом. В ней много фрагментов стихотворений поэтов серебряного века, что придает произведению особую психологическую и культурологическую достоверность. В целом же получается, что автор, “собрав” вместе самых известных и противоречивых героев писателя Михаила Булгакова, представляет читателям свою версию, да простится мне заимствование из Андрея Платонова, “происхождения Мастера”. И версия эта чрезвычайно интересна, оригинальна, психологически убедительна.
Феерия Виктора Рогозинского читается легко, на одном дыхании. И не можешь поверить, что она не написана, а продиктована человеком, знавшим, что дни его сочтены, — столько в ней добра, света, жизни… На первой странице книги читаем: “Эта феерия — подарок моей жене Ирине”. Счастлива женщина, которой делают такие подарки! Однако, и надеюсь, со мной согласятся все, кто прочитал последнюю книгу Виктора Рогозинского, это еще и подарок всем нам, читателям. Тем, кто любит Булгакова и Киев, Украину и мир, кто любит жизнь!
Владимир Гладышев,
доктор педагогических наук

Черговий номер

Каєнко Олександр

Каєнко ОлександрУчитель-методист зарубіжної літератури Новоукраїнського НВК – гімназії «Лідер». Заслужений учитель України, відмінник освіти, лауреат …

Сич Леся

Леся СичВикладач зарубіжної літератури в Немирівському НВК «Загальноосвітня школа І-ІІІ ступенів ім. М.Д. Леонтовича-гімназія» та …

Новини

Copyright © Журнал "Зарубіжна література в школах України"

Розробка сайтів студія “ВЕБ-СТОЛИЦЯ”