в школах України

Філософські поезії Тетяни Динниченко

Автор: Динниченко Тетяна Анатоліївна, старший викладач кафедри теорії, історії та методики викладання зарубіжної літератури Гуманітарного інституту КМПУ ім. Б. Д. Грінченка

 

Слова
Верую в слово, к которому стремиться вся вселенная и
которое само «бе к богу» и которое само есть бог…
Ф.М. Достоевский

Загадка слов: их ясность и туманность;
У каждого свой запах, цвет и вкус;
И в каждом сотворенья первозданность
И мудрости тысячелетий груз.

Слова как будто лунные дорожки:
Волшебный отсвет зыбкой глубины.
И словно предсказания ворожки,
Понятны вроде бы и сладостно темны.

Слова перебираю словно четки,
Молясь о мудрости для слабых и слепых,
И тени ощущений безотчетных
Помимо воли прорастают в стих.

Что слово нам? Награда? Наказанье?
И кто нам его дал? И для чего?
Для исповеди или покаяния,
Иль постиженья сущности всего?

Иные словом обращают в веру,
Другие убивают, предают,
Те лгут и этой лжи не знают меры,
А эти словоблудием живут.

Мы говорить без умолку готовы,
А может лучше на уста печать?
И если впрямь «Вначале было слово»,
Нас вновь коснется Божья благодать.

 

* * *

Я хотела бы стареть у моря,
Не такого, как в рекламах турагентств,
Где курортники, не знающие горя,
Нам позируют в раю земных блаженств.

Мне хотелось бы совсем-совсем другого:
Кресло на пустынном берегу,
Теплый плед и призраки былого –
Все, что вспомнить я тогда смогу.

И глядеть в прозрачное далеко,
Слушать вечность в шелесте волны,
И спокойно дожидаться срока
Без обиды, страха и вины.

А еще, чтоб где-то в отдаленье –
Детский смех и перезвон церквей,
И еще, чтобы хватило зренья
Письма прочитать от сыновей.

Буду вспоминать слова и лица,
Силясь необъятное объять,
И смотреть как море серебрится,
И стихи, быть может, сочинять.

И такой простор, покой и мудрость
Буду ощущать внутри себя,
Что пойму я: умирать не трудно,
Если жил, надеясь и любя.

 

* * *

С любовью отпускаю вас,
Мои грехи, мои ошибки.
Спасибо, Господи, что спас
Меня от самоедства пытки.

Я всех люблю и всех прощаю,
И всех прошу простить меня,
И вечно помнить обещаю
Всех тех, с кем грелась у огня,

И тех, кто дал воды напиться,
Кто добрым словом поддержал…
И пусть мне даже не приснится
Никто из тех, что предавал.

* * *

Я раскрыла секрет левитации:
Не завидуй, не зарься, не лги,
И от жизни не жди компенсации,
Лучше сам возвращай все долги.

Как же трудно бывает подняться
Нам над бездной земной суеты
И призывным огням не поддаться
Cлавы, власти, амбиций пустых.

Каждый день так досадно подробен,
Ни минуты нельзя пропустить!
Почему человек не способен
В невесомой безбытности жить?!

Но я все-таки, пусть понемногу,
Научилась парить над земным,

По ночам разговаривать с богом
И к добру толковать свои сны.

 

* * *

Когда молоды мы, жизнь как небо:
Разгонись посильней и взлетай,
И на всех хватит счастья и хлеба,
И судьбу по душе выбирай.

Вроде просто, а сколько изломано
Белых крыльев в попытке взлететь:
Мы не знаем, что нам уготовано
Пережить, преступить, претерпеть.

И бежим день за днем, год за годом,
Забывая, что это разбег;
Уже ищем не взлета, а брода –
Не умеет летать человек!

И уже горизонт – не условность,
А предел: за него не взглянуть,
И в душе вызревает готовность
Осознать, что конечен наш путь.

И вдруг небо, давно вожделенное,
Нам становится близким, родным:
Вот доносим тела наши тленные
И туда непременно взлетим!

 

* * *

С точки зрения этики… религиозные заповеди могут быть с успехом заменены врожденным и укрепленным при помощи воспитания нравственным чувством… Возможно, этот встроенный камертон и есть голос Бога. Тогда поверить в Бога легко, потому что этот камертон, этот внутренний закон действительно существует.
Г. Чхартишвили

По одному индусскому ученью
Бессмертны наши души, и живут
Они в ином, тончайшем измеренье,
А здесь лишь наших смертных тел приют.

Вначале эти души, словно дети,
Глупы, до примитивного просты,
Грубы и глухи ко всему на свете,
Неразвиты, бездарны и пусты.

Но вот они рождаются на землю
И начинают долгий-долгий путь:
Страдают, познают, бунтуют, внемлют,
И постигают высшей правды суть.

И нет числа телесным воплощеньям:
Пока душа не выстрадает все,
Пока она не станет совершенной,
Она рождается еще, еще, еще…

Не нужно жить, как будто ты последний,
Презрев, что было, будет после нас:
Поступки не стираются бесследно,
Душа за них расплатится не раз.

Приходим в этот мир для очищенья,
Для добрых дел, для выплаты долгов,
Для дружбы и любви – для искупленья
Всех нами ранее содеянных грехов.

Себя спасаем и наказываем сами
Здесь не помогут деньги, власть и ложь,
И не прикроешься красивыми словами:
Что сеял ты, в итоге и пожнешь.

Не проще ль быть терпимым, добрым, честным,
А не молиться о спасении души;
Да еще вымолишь ли оно, неизвестно!
Все сделай сам, куда тебе спешить?

Какой бы трудной не была дорога,
Опора – высший нравственный закон,
Он в наших душах, это голос Бога,
Наш внутренний духовный камертон.

* * *

Как ни любил я людей, было в моем душевном складе
нечто, требующее время от времени полного
уединения… Мне надо было уйти в себя, побыть
наедине со своим внутренним «я», чтобы не
утратить лучшего, что во мне было.
Н. Готорн

Помалу сумерки сгущаются,
И поглощают цвет и звук;
Так солнце с городом прощается:
Еще один закончен круг.

Сбылись синоптиков пророчества –
Дождь барабанит о стекло.
Нас двое: я и одиночество,
И нам уютно и тепло.

Меня спасают наши бдения –
Сидим до полночи глухой.
С ним разделив свои сомнения,
Восстановлю в душе покой,

С ним похандрить, поплакать вправе я,
И с ним посплетничать – не грех!
И вмиг излечит от тщеславия
Его ирония и смех.

Мне с ним не грустно и не тягостно –
Мы так целительно молчим!
Себя мы этой тишью благостной
От шелухи освободим.

И пусть родных, друзей, любимых
Оно не может заменить,
Но мне оно необходимо,
Чтоб еще больше их любить.

 

* * *

О притягательность высоких идеалов,
Блаженство слез над книгой до утра,
Решенье: завтра жизнь начать сначала…
Как ты прекрасна, юности пора!

Тогда в нас сердце напряженней бьется
И сила чувств рвет душу пополам,
Поэзия над прозою смеется,
Планируя великие дела!

Благословляю эту безоглядность
В мечтах, поступках, мыслях и речах –
Без них была бы бытность безотрадной,
А может вовсе б этот мир зачах.

Тот свет из юности, как огонек во мраке,
Родник – для путника, влачащего суму;
И, словно Одиссей к своей Итаке,
Всю жизнь мы сердцем тянемся к нему.

Спасительный мираж, фата-моргана,
Он не дает в трясине утонуть,
Когда утеряна дорога к храму
И не хватает сил, чтобы вздохнуть,

Когда весь мир вокруг теряет краски,
И в смысле жизни смысла больше нет,
И наша жизнь так далека от сказки, –
Нас согревает этот чистый свет.

Давайте ж будем вечно молодыми
И эту жизнь, как в юности, любить,
И каждый день деяньями благими
Решать дилемму «быть или не быть»!

 

* * *
Цель моя в будущем…
Ф. Ницше

Так пронзительно хочется света
И прозрачности горних высот, –
Я уже где-то видела это
И с надеждой гляжу на восход.

Я ищу, чего нет и не будет,
И чего никогда не найти,
И хоть кто-то меня и осудит,
Не хочу я другого пути.

А, быть может, другого не надо,
Ну откуда нам, суетным, знать?
Времена и миры – вот награда
Для того, кто решился искать.

Обессилев, меняю я имя,
И на звездах себе ворожу:
От начала времен и доныне
В лабиринтах Вселенной брожу.

Яств земных мне всегда не хватало,
Ну а пища богов – для богов;
А мне нужно, ни много ни мало,
Мир избавить от смертных грехов.

Я, конечно, умом понимаю:
Не готов человеческий род!
Но я честно судьбу проживаю
И с надеждой гляжу на восход.

* * *
…верую в порядок, в смысл жизни, верую в вечную
гармонию, в которой мы будто бы все сольемся…
Ф.М. Достоевский

Я знаю: в мире все закономерно,
Хоть и не верю в фатум или рок –
Меняемся, дозрев до перемены,
И не причем тут дьявол или бог.

Я думаю, что всем за все воздастся,
И это будет благодать, не месть,
Ну а тех, кто склонен заблуждаться,
Еще вся вечность для прозренья есть!

И даже встреч случайных не бывает,
И каждая нам неспроста дана,
Она собой кирпичик представляет:
Из них и строится судьбы стена

Переплетаясь судьбами на годы,
Соприкасаясь взглядами на миг,
Кто ищет себе плена, кто свободы,
А для кого-то жизнь – игра интриг.

Ругать судьбу, что с зеркалом браниться –
Бессмысленно, нелепо и смешно:
Никак не может свет в нем отразиться,
Коль сердце от злых помыслов черно!

И, главное, ни в тяготах ни в блеске
Не нужно лгать, особенно себе –
От этой лжи растет обман вселенский,
А от него – рогатины в судьбе.

Давайте жить, как мы хотим и можем,
И пусть добро не покидает нас.
Ну а судьба, коль сами ей поможем,
Вознаградит, когда наступит час.

Черговий номер

Новини

Copyright © Журнал "Зарубіжна література в школах України"

Розробка сайтів студія “ВЕБ-СТОЛИЦЯ”